Переложение на контрагентов текущих расходов, в том числе по оплате труда работников, противоречит понятию убытков как дополнительных расходов, которые лицо должно производить при его нарушенном праве в период восстановления этого нарушенного права

5 апреля 2022

     ОАО (истец) обратилось в суд с исковым заявлением к ООО (ответчик) о взыскании убытков.
     
     Решением арбитражного суда, оставленным без изменения постановлением арбитражного апелляционного суда, в удовлетворении исковых требований отказано. Арбитражный суд Московского округа постановлением от 25.03.2022 N А40-9002/2021 оставил указанные судебные акты без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.
     
     Как установлено судами и следует из материалов дела, между ОАО (заказчик) и ООО (исполнитель) заключен договор на сервисное обслуживание локомотивов, по условиям которого заказчик поручает, а исполнитель принимает на себя обязательства по сервисному обслуживанию локомотивов.
     
     В спорный период у локомотивов, ремонт которых был произведен ООО, выявлены неисправности, в результате чего произошла остановка грузовых поездов. В связи с этим истец обратился в суд с иском о взыскании убытков в спорной сумме в виде расходов, связанных с дополнительной оплатой труда локомотивной бригады, социальных отчислений, расходов на энергоресурсы и топливо.
     
     Оценив представленные доказательства, руководствуясь положениями статей 15, 294, 393, 394 ГК РФ, а также правовыми позициями, изложенными в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации", постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2016 N 7 "О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств", суды пришли к законному и обоснованному выводу об отказе в удовлетворении исковых требований, установив, что представленные истцом доказательства не подтверждают как факт причинения имущественного ущерба ОАО, так и наличие прямой причинно-следственной связи между противоправным виновным поведением ответчика и возникшими убытками на стороне истца.
     
     Судами установлено, что рекламационный акт подтверждает лишь наличие неисправности локомотива, но не причину такой неисправности, в частности - некачественное выполнение работ ответчиком и, соответственно, вину ответчика в отказе локомотива.
     
     Сведений о финансовых потерях ни рекламационные акты, ни иные представленные истцом документы не содержат; истцом не указано, что в связи с отказами локомотивов им, например, были понесены затраты в виде расходов на уплату неустоек заказчикам услуг истца и/или арендаторам тягового состава, штрафов пассажирам или каких-либо иных расходов, которые могли бы быть квалифицированы в качестве убытков. Затраты, включенные в расчет, истец несет в обычной хозяйственной деятельности; расходы являются постоянными и не зависят от неисправностей локомотивов и причин таких неисправностей; из содержания представленных истцом документов невозможно установить, какие именно расходы и в каком размере были произведены истцом; используемые в расчете размера исковых требований значения - произвольны и ничем, кроме подписи работников самого истца, не подтверждаются.
     

     Расходы по оплате труда и отчисления страховых взносов являются обязанностью работодателя, так как являются оплатой выполнения сотрудниками их должностных обязанностей. Данные расходы являются для последнего не убытками по смыслу статьи 15 ГК РФ, а условно-постоянными расходами. Указанные расходы не связаны с задержкой поездов, отказами локомотивов. Кроме того, обязанность по выявлению и устранению неисправности входит в должностные обязанности машинистов тепловоза. Переложение на контрагентов текущих расходов, в том числе по оплате труда работников, противоречит понятию убытков как дополнительных расходов, которые лицо должно производить при его нарушенном праве в период восстановления этого нарушенного права.