Суд отказал в иске, поскольку в действиях сторон при заключении соглашения о расторжении договора нет признаков злоупотребления правом

1 марта 2022

     Банк (истец) обратился в суд с иском к ИП (ответчик) о взыскании неосновательного обогащения и процентов за пользование чужими денежными средствами.
     
     Решением арбитражного суда, оставленным без изменения постановлением арбитражного апелляционного суда, в удовлетворении заявленных требований отказано. Арбитражный суд Московского округа постановлением от 18.02.2022 N А40-118346/2021 оставил указанные судебные акты без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.
     
     Как установлено судами первой и апелляционной инстанций и следует из материалов дела, истец в обоснование заявленных требований ссылался на заключенный между Банком (Заказчик) и ИП (Исполнитель) договор об оказании услуг по техническому обслуживанию банкоматов. Вознаграждение по договору за спорный период было уплачено Исполнителю в полном объеме, что подтверждается представленной истцом выпиской по операциям по счету и не оспаривается ответчиком.
     
     Поскольку у Банка была отозвана лицензия на осуществление банковской деятельности и назначена временная администрация, то часть авансового платежа по договору, соответствующая стоимости услуг по техническому обслуживанию банкоматов, которые могли бы быть оказаны в период с 12 по 31 октября 2018 года включительно, является для Исполнителя неосновательным обогащением с учетом того, что отзыв у Банка лицензии на осуществление банковской деятельности препятствовал осуществлению банковских операций.
     
     Между тем судами установлено, что 08.10.2018 в адрес ответчика банком направлено уведомление о том, что в связи с продажей с 11.10.2018 всего парка банкоматов, договор с исполнителем прекращается с 11.10.2018, и ввиду нарушения банком условий договора в части уведомления исполнителя в положенный срок и, как следствие, возможности несения исполнителем расходов и убытков в связи с досрочным прекращением договора, банк сообщил о полной оплате вознаграждения за октябрь 2018 года и отсутствии претензий к исполнителю.
     
     При рассмотрении дела суды первой и апелляционной инстанций, руководствуясь положениями статей 309, 310, 421, 781, 1102 ГК РФ, пришли к правомерным выводам о том, что требования истца являются необоснованными.
     
     Как установлено судами, условиями Договора предусмотрено право Заказчика в одностороннем порядке отказаться от исполнения Договора при условии заблаговременного (за один месяц) предупреждения Исполнителя о таком отказе и оплаты фактически оказанных им услуг и понесенных расходов.
     

     Поскольку в данном случае прекращение договора произошло ввиду волеизъявления банка при несоблюдении им условий Договора, банк, проявив добросовестность, указал на полную оплату вознаграждения за октябрь 2018 года и об отсутствии претензий к исполнителю, что следует из уведомления банка от 08.10.2018.
     
     При этом суды обратили внимание, что соглашение о расторжении договора подписано до даты отзыва у Банка лицензии, что свидетельствует о том, что со стороны истца соглашение подписано надлежащим образом уполномоченным лицом.
     
     При таких обстоятельствах, исходя из положений статьи 421 ГК РФ, суды верно указали, что вследствие заключения соглашения взаимные обязательства сторон по спорному договору были прекращены, какого-либо неосновательного обогащения на стороне ответчика не возникло. Путем заключения указанного соглашения о расторжении договора, стороны реализовали принцип свободы договора, что указывает на отсутствие в действиях какой-либо из сторон при заключении соглашения о расторжении договора признаков злоупотребления правом.